Web gatchina3000.ru



Эдвард Радзинский

Николай II: жизнь и смерть

... 36 лет непрерывно вел Николай свой дневник. Он начал его в 14 лет в 1882 году в Гатчинском дворце и закончил пятидесятилетним арестантом в Екатеринбурге.


ГЛАВА 13
"Побег"

ОКОНЧАНИЕ ПОСЛЕДНЕЙ ИГРЫ
Это случилось в июне.
Я вижу то утро... Они только что встали. Рано вставать - мучение для нее. Но приходится: утром в комнаты приходит комендант Авдеев - "проверять наличие арестованных".
Николай стоит у окна - он разглядывает крохотный листочек бумаги.
По разрешению коменданта им начали носить еду из Новотихвинского монастыря: щедротами игуменьи носят сливки, яйца и молоко в бутылях. И в одной из этих монастырских бутылок он и нашел это письмо.
Тусклый свет сквозь замазанное известью окно. Еще утро. Еще не жарко. Потом наступит пекло и в комнатах станет невыносимо. Но окна не разрешают открывать. Когда-то он сражался с империями - с Японией, Германией, Австро-Венгрией. Теперь он сражается за разре-шение открыть окна в комнате - с комендантом Авде-евым.
"9 июня, суббота... Сегодня во время чая вошло 6 человек - вероятно, из областного совета - посмотреть, какие окна открыть. Разрешение этого вопроса длится около двух недель! Часто приходили разные субъекты и молча при нас оглядывали окна... Аромат от всех садов в городе удивительный".
Но сейчас он забыл и про окна, и про аромат садов. Он мучительно вчитывается в полученное письмо - в этот ловко засунутый в молочную пробку клочок бумаги.
В призрачном свете утра сквозь замазанное окно постараемся рассмотреть последнего царя.
По-прежнему сильное, мускулистое тело. Но от вынужденной неподвижности он чуть располнел. Невысок ростом (охранников его рост очень разочаровывает. В простодушном их представлении царь должен быть велик, т. е. высок). На фоне отца, гигантов дядей, брата Миши он всегда казался маленьким. (Когда-то принцесса Вюртемберг-Штутгартская, жена Павла I, принесла в Романовскую Семью красоту и стать своей фамилии, и с той поры начали рождаться эти высокие люди - Александр I, Николай I, Александр III.) Сейчас, когда он один, видно, что он совсем не мал, обычного среднего роста. Его ладная фигура не совсем пропорциональна: мускулистый торс чуть массивен, а сильные ноги коротковаты. И шея чрезмерно мощна для небольшой и аккуратной головы.
Приятное лицо с небольшим носом, рыжеватые усы, желто-табачная бородка. В последнее время лицо его заросло бородой, но спасибо Аликс...
Ее дневник: "7(20) июня... Я подстригла волосы Н.".
Она успела его подстричь перед...
Сейчас, в дневном свете, в его усах, бороде уже видны редкие седые волосы. И подстриженная твердой рукой императрицы голова - уже с ровной проседью.
Его глаза изменчивые - то серо-голубые, то голубые, а иногда зеленовато-стальные... "Очарователь" (шармер), "глаза газели" - так скажет о нем знаменитый адвокат Кони. Загадка его взгляда... Он всегда ощущал себя немного ребенком. От могучего роста отца, дядей и брата? Или от силы женщин, которые были рядом с ним? И вот эта его детскость, в соединении с постоянным предощущением будущего страдания, чувство Многострадального Иова - все это в его взгляде. Взгляде беспомощного "тельца для заклания".
Через много лет Матильда Кшесинская в Париже, уже глубокой старухой, встретится с загадочной женщиной, объявившей себя его дочерью - "чудом спасшейся Анастасией". И, отвечая на вопросы журналиста, скажет так:
- У этой женщины его взгляд... тот, кто смотрел в его глаза... Он никогда не мог забыть...
- А вы знали эти глаза?
- Очень хорошо... Очень хорошо, - с пугающей нежностью шептала 90-летняя старуха.
Сейчас его лицо потемнело. Погрубело от солнца. Шея стала красной. И под светлыми глазами - мешки...
Он расхаживает по комнате строевым шагом - неистребимая гвардейская привычка. Обдумывает. Наконец молча протягивает ей письмо. Но она не успевает прочесть.
Входит комендант Авдеев - "проверять наличие арестованных". Николай выходит из-за стола навстречу коменданту. Так он всегда встречал просителей во время аудиенций - стоя впереди стола. Так он встречает нынче бывшего злоказовского слесаря.
Авдеев, как всегда по утрам, мрачен, потому что ночью "перебрал". Запах винного перегара в комнате с закрытыми окнами...
Николай не выносит пьяниц. Была легенда о его собственном пьянстве. На самом деле этот медлительный человек выпивал за обедом рюмку водки, традиционную для мужчин Романовской Семьи. Иногда по вечерам - стакан французского вина. Бочку с этим вином и разбили тогда в Тобольске.
Ровным, тихим голосом (ни один из его министров никогда не слышал, как он повышает голос) Николай здоровается с комендантом.
Наконец Авдеев уходит.

"ЖДИТЕ СВИСТКА К ПОЛУНОЧИ - ЭТО И БУДЕТ СИГНАЛОМ"

Аликс читает загадочное письмо. Письмо написано по-французски, с подозрительными ошибками. Но она сразу верит письму. Ошибки? Что ж, значит, пишут не аристократы. Где они, эти аристократы? Они предали. Пишут люди из народа, "хорошие русские люди". Лихорадочно проглатывает она этот долгожданный текст: "Мы, группа офицеров русской армии..."
Так появилось это письмо, в котором им предлагали побег. Письмо было подписано: "Готовый умереть за Вас офицер русской армии". Ах как нравится Аликс эта подпись. Мигрени как не бывало. Она вновь прежняя "Шпицбубе". Да, свершилось. Они не оставили их! Хорошие русские люди! Они готовы освободить своего императора. "Друг" прислал "легион ангелов".
Она умоляет Ники ответить. Николай, как всегда спокойно, соглашается. Да, он напишет ответ. Так устанавливается эта тайная переписка.
"Ваши друзья не спят, - сообщалось в очередной записке, посланной в бутылке из монастыря, - час, столь долгожданный, настал. С Божьей помощью и с Вашим хладнокровием надеемся достичь нашей цели не рискуя ничем".
И новое письмо.
"Необходимо расклеить одно из ваших окон, чтобы Вы могли его открыть. Я прошу точно указать мне окно. В случае если маленький царевич не сможет идти, дело сильно осложнится... Нельзя ли было бы на час или на два усыпить царевича каким-нибудь наркотиком? Пусть решит это доктор. Будьте спокойны, мы не предпримем ничего, не будучи уверены в удаче заранее..."
Это был побег, задуманный в стиле романов Дюма. Вот так когда-то бежала из замка романтическая Мария Стюарт.
Но как открыть окно? И вдруг, будто по велению "Старца", окно открывают. "10 июня Троицын день... ознаменовался разными событиями: у нас утром открыли одно окно... Воздух в комнате стал чистый, и к вечеру даже прохладный".
Бывший Верховный Главнокомандующий отправляет очередное послание в бутылке из-под молока - послание, напоминающее диспозицию сражения:
"Второе окно от угла, выходящего на площадь, стоит открыто уже два дня и даже по ночам. Окна 7 и 8 около главного входа тоже открыты всегда. Комната занята комендантом и его помощниками, которые составляют в данный момент внутреннюю охрану. Их 13 человек, вооруженных ружьями, револьверами и бомбами... Комендант и его помощник входят к нам когда захотят. Дежурный делает обход дома ночью два раза в час... На балконе стоит один пулемет, а под балконом другой - на случай тревоги. Напротив наших окон на той стороне улицы помещается стража в маленьком доме. Она состоит из 50 человек. От каждого сторожевого поста проведен звонок к коменданту и провода в помещение охраны и другие пункты..."
Эти звонки... они зазвонят в ту ночь, в их последнюю ночь.

"Известите нас, - заканчивает Николай, - сможем ли мы взять с собой наших людей".
И, как всегда, в своем дневнике он аккуратно записывает все, раскрывая тайну этого заговора:
"14 июня. Нашей дорогой Марии минуло 19 лет. Погода стояла та же тропическая. 26 градусов в тени, а в комнатах 24. Даже трудно выдержать!.. Провели тревожную ночь и бодрствовали одетыми. Все это произошло оттого, что на днях мы получили два письма, одно за другим, в которых нам сообщили, чтобы мы приготовились быть похищенными какими-то преданными людьми! Но дни проходили, и ничего не случалось, а ожидание и неуверенность были очень мучительны".

Теперь в его дневнике уже была его собственноручная запись, перед всем миром свидетельствующая "о монархическом заговоре с целью побега и освобождения семьи".
Аликс осторожней: в ее записи от 14 июня нет об этом ни слова. Но она ждала. Ждала следующую ночь. Вслушивалась в ночную тишину.
Но будто кто-то издевался над ними: вместо шороха шагов крадущихся заговорщиков в раскрытое окно она услышала:
"15 (28) июня, пятница. Мы услышали ночью, как под нашими окнами очень строго приказали часовому следить за каждым движением в нашем окне..."

Через 70 лет я сижу в архиве.
"Дело о семье б[ывшего] царя Николая Второго 1918-1919" (ЦГАОР, ф. 601, оп. 2, ед. хр. 35).
Долго, ох как долго - 70 лет не выдавалась эта тонкая папка. И я один из первых, кому довелось увидеть ее сразу после рассекречивания. Мы еще не раз вернемся к удивительному ее содержанию.
В середине папки и находились те самые письма, которые посылались в молочной бутылке в Ипатьевский дом. Которые станут одним из оснований расстрела Романовской Семьи.
Вот последнее письмо, за подписью "Офицер". Письмо написано аккуратно, ученическим почерком, по-французски. "Мы, группа офицеров русской армии, которая не потеряла совести, долга перед царем и отечеством...
Мы вас не информируем насчет нас детально по причине, которую вы хорошо понимаете, но ваши друзья Д. и Т. (Долгоруков и Татищев. - Авт.), которые уже спасены, нас знают.
Час освобождения приближается, и дни узурпаторов сочтены. Во всяком случае, армии словаков приближаются все ближе и ближе к Екатеринбургу. Они в нескольких верстах от города... Не забывайте, что большевики в последний момент будут готовы на всяческие преступления. Момент настал, нужно действовать. Ждите свистка к полуночи (к 12 ночи) - это и будет сигналом. Офицер".
Но Долгоруков и Татищев, "которые уже спасены", покоились тогда в безымянных могилах.
Как странно лжив этот доброжелатель. И при этом как хорошо осведомлен о том, что Романовы ничего не знают о судьбе "Д. и Т."!

И вот, когда я сам устал от своей подозрительности, однажды позвонил телефон, и тихий старческий голос церемонно представился: "Владимир Сергеевич Потресов, провел 19 лет в лагерях".
Вот что рассказал мне 82-летний Владимир Сергеевич:
"Мой отец до революции - член кадетской партии и сотрудник знаменитой газеты "Русское слово", известный театральный критик, писавший под псевдонимом Сергей Яблоновский..." (Как тесен мир - сколько раз Вера Леонидовна называла мне это имя, когда-то гремевшее в театральной России!)
"В голодном 1918 году отец выехал в турне по Сибири с лекциями. Весь сбор от лекций моего полуголодного отца шел в пользу... голодающих! Последняя его лекция была в Екатеринбурге...
И вскоре во время отсутствия отца к нам в дом пришли чекисты и произвели обыск. Матери объявили, что екатеринбургская ЧК заочно приговорила отца к расстрелу за участие в заговоре с целью освобождения Николая II.
Когда отец вернулся домой и все узнал, он был страшно возмущен: "Да что они там, помешались? Я по своим убеждениям (он был кадет, сторонник февральской революции) не могу быть участником царского заговора. Я пойду к Крыленко (тогдашний председатель Верховного трибунала)!"
Отец был типичный чеховский интеллигент-идеалист. Но мать сумела его убедить, что большевики объяснений не слушают - они расстреливают... И отец согласился уехать из Москвы, он перебрался к белым. Потом эмиграция, Париж, нищета - и могила на кладбище для бедных...
Меня арестовали в 1937 году за участие отца в заговоре, о котором тот не имел никакого понятия. Вышел я только в 1956-м".

Итак, лжезаговорщик! Что это - ошибка Екатеринбургской ЧК? Или. Или это делалось сознательно, потому что настоящих заговорщиков не существовало?
На это ответили сами палачи.

Об их поразительных показаниях я узнал из письма историка М.М.Медведева, сына чекиста М.А.Медведева, участвовавшего в расстреле Царской Семьи (это письмо стало началом многих наших бесед).

ТАЙНА ЗАГОВОРА ("СПЕЦИАЛЬНОЕ ЗАДАНИЕ")

В 1964 году на Московское радио пришли два старика.
Эти двое были последними оставшимися в живых из всех, кто был причастен к расстрелу Семьи.
Один из этих стариков был Григорий Никулин - убийца князя Долгорукова и один из главных участников расстрела Царской Семьи. Другой был И.Родзинский (кстати, в некоторых документах он - Радзинский. Как все мистично в этой истории!).
И. Родзинский в расстреле Романовых не участвовал, но был в 1918 году членом Уральской ЧК.
Это приглашение на радио организовал все тот же историк Михаил Медведев. С большим трудом удалось ему их уговорить записать свои показания для Истории. С таким же трудом удалось уговорить и власти: только после обращения к самому Хрущеву была разрешена эта запись на радио. Вопросы задавал М.Медведев, но в беседе принимал участие и "представитель ЦК".
Долго длилась эта запись. И мы еще к ней вернемся. Но сейчас нас интересуют показания чекиста И.Родзинского, который, в частности, поведал следующее:
"Письма за подписью "Офицер", которым поверил Николай Романов, были составлены в ЧК. Их автор - член исполкома Совета Петр Войков".
Петр Лазаревич Войков (1888-1927), партийная кличка "Интеллигент". За революционную деятельность исключен сначала из гимназии, а потом из Петербургского горного института. Участвовал в террористических актах. Эмигрировал, жил в Швейцарии, закончил Женевский университет, в августе 1917-го вернулся в Россию и примкнул к большевикам. В 1918 году - нарком снабжения в правительстве Красного Урала. С 1924 года - посол СССР в Польше. Ему повезло - он не дожил до 1938 года, был убит в 1927 году в Польше монархистом за участие в расстреле Романовской Семьи.
Вот этот выпускник Женевского университета и составил, по словам Родзинского, все эти письма.
Но у Войкова был дурной почерк (а может быть, попросту не захотел "Интеллигент" оставить доказательств своей роли провокатора), и письма он предложил переписать Родзинскому. У чекиста был хороший почерк, и он их переписал. Чтобы не было сомнений в правильности его слов, И.Родзинский тогда же, на радио, оставил образец своего почерка.

Только когда я уже закончил эту книгу, я получил возможность проверить этот рассказ Медведева.
В бывшем Центральном партархиве, в секретном фонде, хранилась стенограмма той записи на радио. Наконец-то и она была рассекречена и мне удалось ее прочесть.
Правду говорил Михаил Медведев.
Вот что дословно рассказал тогда Родзинский:
"Мы решили затеять переписку... по тому времени надобно было... нужны были доказательства, что готовилось похищение. Надо сказать, что никакого похищения не готовилось. Собирались Белобородов, Войков и я. Текст составлялся, придумывался тут же. И дальше, значит, Войков по-французски диктовал эти письма, а я писал... так что почерк там мой".

Как все поразительно продумано в этой истории, начиная с еды из монастыря, которую вдруг разрешили приносить Романовым заботливые уральцы. А потом монастырь становится каналом, по которому к Романовым приходят "документы широкого монархического заговора".
Причем делалось все очень ловко. В начале июня приехал в Екатеринбург некто Иван Сидоров (явный псевдоним), от верных друзей Царской Семьи Толстых - с большой суммой денег. Сидоров через доктора Деревенко связался с Новотихвинским монастырем. Одновременно удалось ему через того же Деревенко связаться с комендантом Авдеевым. И вскоре вдруг ставший сердобольным комендант разрешил носить еду из монастыря. Таким образом, монастырь для Царской Семьи становился как бы связанным с кругом их добрых, верных друзей. И оттого должно было быть у них доверие к письмам, пришедшим из этого монастыря.
А как продумана история с окном!
Закрытое окно - мучительная духота. Эта ежедневная пытка должна породить ярость. Должна была подтолкнуть, ускорить согласие Семьи на побег.
А потом простодушный Авдеев вдруг оказался до удивления бдительным: тщательно проверил все продукты, доставляемые из монастыря. И "обнаружил" переписку. И наконец - заранее ожидаемый кем-то финал: запись Николая о побеге в дневнике. Теперь "монархический заговор" был налицо.
Тот, кто все это задумал, знал обычай Николая - записывать все в своем дневнике.
Без этой записи Игра была бы не законченной. Запись предполагалась с самого начала как неопровержимое доказательство.
Нет, прямолинейно-жестокий Юровский тут не подходит. Здесь действовал субъект поинтеллигентнее, хорошо изучивший Николая.
Да, скорее всего, это наш "шпион"!
После приезда из Тобольска он жил в Перми, руководил Пермской ЧК, но уже в июне он в Екатеринбурге. С конца июня оформлен на новую высокую должность.
Из письма А.Сорокиной:
"Мой отец - краевед, изучал документы о Федоре Лукоянове. В его бумагах осталась выписка из Музея КГБ в Свердловске: "Лукоянов Ф.Н. с 15 марта 1918 года - председатель Пермской губчека. С 21 июня 1918 года - председатель УралЧК. Руководил специальным заданием ВЦИК по царской семье".

Он отлично справился со "специальным заданием ВЦИК по царской семье".
Я представляю его торжество: они ушли на прогулку. А он читал его запись в дневнике. Да, он все вычислил заранее. И это чувство... как астроном, рассчитавший звезду и увидевший ее в телескоп... И только потом, когда наш "шпион", как обычно, аккуратно уложил царский дневник на место (чтобы простодушный царь ничего не заметил), только тогда осознал: он приговорил их к смерти. Его, ее, Татьяну и всех этих милых девушек. И больного мальчика. Это бывает у азартных людей. Игра заслонила цель.

Итак, Николай поверил. Простодушно. Почти глупо. И сделал эту роковую запись в своем дневнике.
Но поверил ли?

КТО ИГРАЛ?

В это время Чехословацкий корпус уже стоял под Екатеринбургом. Впоследствии будут много писать, как яростно рвались белые к Екатеринбургу - освободить Царскую Семью.
А между тем они очень странно "рвались". Пала Тюмень, уже взяты все крупные города вокруг, а Екатеринбург все стоит.
Город обходят с юга: уже захвачены Кыштым, Миасс, Златоуст и Шадринск. Никакого "яростно рвались": хотят медленно взять в кольцо, медленно удушить. Ощущение, будто не торопятся.
В это время в Екатеринбурге - всего несколько сот вооруженных красногвардейцев. В городе много царских офицеров, здесь - эвакуированная из Петрограда Академия Генерального штаба... И ни одной достоверной попытки освободить ипатьевских узников!
Да, Царская Семья была непопулярна.
И, свергая большевиков, чехи и сибирская армия отнюдь не восстанавливают царскую власть. Но - власть Учредительного собрания... "Комитет Учредительного собрания" - так называлось правительство в Самаре.
Распутинщина, ненавистная народу жена, кровавая война, слухи об измене... Да, он действительно был очень нелюбим - свергнутый император. И если бы его освободили - у освободителей наверняка возникли бы проблемы.
За этот страшный год бывший самодержец многое понял. И главное: живым он никому не нужен.
Но мертвый? "Нет такой жертвы, которой я не принес бы" (его слова перед отречением).
И еще: убив его, они, конечно же, отпустят Семью на свободу. Это был единственный путь, чтобы всех их освободить.
Его смерть - благо?
И, конечно же, рассудительный Николай понял, кто был этот "один офицер" с его ученическим французским, называвший цесаревича "царевичем".
Всю жизнь с Николаем играли: Департамент полиции, мать, Кшесинская, Аликс, Дума, Вырубова, Распутин. На этот раз была его Игра. Он сыграл ее сам. Отправляя письма "Офицеру", оставляя ту запись в дневнике, он знал, что тем самым приговаривает себя. Они бросили наживку - письма, но сами попались на его крючок...
МОСКВА, ИЮЛЬ 1918 ГОДА
Итак, в конце июня Уралсовет получил доказательства "монархического заговора".
Голощекин выезжает в Москву.
Со страхом ждала Москва известий с Урала: как долго может продержаться Екатеринбург? Что будет дальше? "Двинуть максимум рабочих из Питера, иначе мы слетим, ибо положение с чехословаками из рук вон плохо" (Ленин).
Да, они "слетят". Казалось, это вопрос дней. Гибель окружала большевиков. От Тихого океана по всей Сибири и Уралу рушилась их власть.
На Украине хозяйничают немцы, формируется против большевиков Добровольческая армия. На севере, в Мурманске, высаживаются англичане... И голод.
Приехавший в Москву Голощекин попадает в кипящий котел. Грозные события - каждый день.
4 июля открывается V съезд Советов. Когда-то на этом съезде предполагалось решить вопрос о суде над царем. Но сейчас не до суда! Идет схватка революционных партий. Левые эсеры, покинувшие правительство после "предательского Брестского мира", дают бой Ленину. "Святая Дева русской революции" - знаменитая террористка Мария Спиридонова - произносит яростную речь против большевиков.
6 июля раздался взрыв в здании германского посольства. Через ограду посольства перемахнули двое и умчались в ожидавшем их автомобиле. Так был убит левыми эсерами германский посол граф Мирбах.
"Эсеры попытались взорвать Брестский мир" - такова официальная версия правительства. И неофициальная: все это была провокация, устроенная большевиками, чтобы расправиться с опаснейшей оппозицией. Тотчас после убийства Мирбаха большевики арестовывают всю фракцию левых эсеров на съезде. В ответ эсеры захватывают телеграф, телефон и здание ЧК. И тогда Ленин двинул латышских стрелков - ударную силу большевиков. Мятеж подавлен. Вот так, в яростной междоусобице революционных партий, живет столица...
А в стране разгорается огонь восстаний: 7 и 8 июля - офицерские мятежи в Ярославле, Рыбинске и Муроме. 11 июля - главнокомандующий войсками против наступающих чехословаков Муравьев поднял мятеж.
Атмосфера ужаса и крови... Призрак Апокалипсиса над столицей.
Приближался Красный террор. Формально его объявят через несколько месяцев - после убийства большевика Урицкого, главы Петроградской ЧК, и выстрела в Ленина эсерки Каплан. Но на самом деле начался он уже тогда - жарким летом...
В ноябре 1918 года, сидя на кремлевской гауптвахте, вождь партии левых эсеров Мария Спиридонова горестно подводила итоги революции в своем открытом письме большевикам: "Когда Советская власть стала не Совет-ской, а только большевистской ...понадобилась усиленная охрана латышей Ленину, как раньше из казаков царю или из янычар султану... Понадобился так называемый Красный террор... Из-за поранения левого предплечья Ленина убили тысячи людей. Убили в истерике (сами признают), убили без суда и следствия, без справок, без подобия какого-то юридического, не говоря уже нравственного смысла... Да, Ленин спасен... Но именно тогда отлетел по-следний живой дух от революции, возглавляемой большевиками..."
Ирония истории: с эсерами - главной силой, боровшейся с царем, и с самим царем, расправились в одно и то же время - тогда, летом 1918 года...
Что же касается того, что Красный террор убил "живой дух революции"... Нет, Красный террор учился у революции. Создавая ВЧК, Ленин мечтал о якобинцах - о новом Фукье-Тенвиле, который научит "зарвавшихся контрреволюционеров". Погибая в огне гражданской войны, кремлевские революционеры смотрели из 18-го года в XVIII век - в страшные дни Французской революции... Вся Франция горела тогда в огне интервенции. Англичане заняли Тулон, австрийцы двигались вдоль берегов Рейна. В Лионе - второй столице Франции - поднялось восстание против республики. И тогда якобинцы ответили...
Ранним утром из тюрьмы в Лионе вывели 60 юношей, в десяти метрах от них поставили пушки. И по беззащитным, связанным веревками палили ядрами, отрывая руки, ноги, куски тел... Склеенная кровью, трепещущая человеческая масса... Вечером 200 новых жертв были построены на берегу той же реки.
"Мы пролили немало нечистой крови, но лишь во имя человечности и исполнения долга... До тех пор мы будем непрестанно убивать наших врагов, пока не истребим их всех самым совершенным, самым ужасным и самым быстрым способом". Эти слова принадлежали вождю расправы - члену Конвента Жозефу Фуше, будущему министру Наполеона и христианнейшего короля Людовика XVIII. И тот, кто жил тогда, в 1918 году, легко узнал бы знакомые фразы: кровь во имя человечности...
Но верные ученики якобинцев забыли про гильотину - где сложили головы почти все их французские учителя...
О ЧЕМ ДОГОВОРИЛСЯ С МОСКВОЙ ГОЛОЩЕКИН?
Но вернемся в 1918 год. Итак, Голощекин прибыл в Москву...
В будущем все уральские цареубийцы будут единодушны в своем ответе: Голощекин в Москве обсуждал только защиту Екатеринбурга, судьбы Царской Семьи он не касался. Решение о казни Романовых было принято Уралсоветом по собственной инициативе.
Логически понятно: это ложь. Мог ли Голощекин, обсуждая в Москве возможную сдачу Екатеринбурга, не затронуть участь царя и Семьи? Не решить, что делать с ними, если город падет?

В своем дневнике Троцкий, вернувшийся с фронта, описал свой разговор со Свердловым:
"- Да, где царь?
- Конечно, расстрелян (бесстрастное торжество Свердлова: процесса не будет. - Авт.).
- А семья где?
- И семья с ним.
- Вся?
- Вся. А что? (И опять незримая свердловская усмешка: уж не жалеет ли их пламенный революционер Троцкий? - Авт.)
- А кто решал? (Ярость: он хочет знать, кто посмел, не посоветовавшись с ним. - Авт.)
- Мы здесь решали. Ильич считал, что нельзя оставлять им живого знамени (курсив мой. - Авт.), особенно в наших трудных условиях".
Но когда гнев прошел, сверхреволюционер Троцкий, сказавший в страшные дни революции: "Мы уйдем, но так хлопнем дверью, что мир содрогнется", не мог не оценить этого сверхреволюционного решения:
"По существу, это решение было необходимо. Казнь цар-ской семьи нужна была не просто для того, чтобы запугать, ужаснуть, лишить надежды врага, но и для того, чтобы встряхнуть собственные ряды, показать, что отступления нет. Впереди - полная победа или полная гибель... Ника-кого другого решения массы рабочих и солдат не поняли бы и не приняли. Это Ленин хорошо чувствовал".
Итак, по Троцкому, все решилось в Москве. Значит, вот о чем в Москве договорился Голощекин?
Но это всего лишь свидетельство Троцкого, а История признает документ. Сначала появился его след.
Из письма О.Н.Колотова (Ленинград):
"Могу сообщить Вам интересную подробность по интересующей вас теме: мой дед часто говорил мне, что Зиновьев принимал участие в решении о расстреле царя и что царь расстрелян по телеграмме, которая пришла в Екатеринбург из Центра. Деду можно было доверять, по роду своей работы он очень многое знал. Он говорил, что сам принимал участие в расстрелах. Он называл расстрел "пинком под зад", утверждая, что это в буквальном смысле: приговоренного поворачивали лицом к стене, потом приставляли пистолет к затылку и, когда спускали курок, одновременно давали ему пинка под зад, чтобы кровью не обрызгал гимнастерку..."
ТЕЛЕГРАММА
И она нашлась. Несмотря на то что ее должны были уничтожить. Но кровь вопиет...
И вот она лежала передо мною! Душным июльским днем я сидел в Архиве Октябрьской революции и смотрел на эту телеграмму, посланную 72 года назад. Она была в архивном деле со скучным названием: "Телеграммы об организации и деятельности судебных органов и ЧК. Начато 21 января 1918 года и окончено 31 октября 1918 года". За этим названием и датами - Красный террор. Среди телеграмм о расстрелах - полуграмотных текстов на нечистой бумаге - бросился в глаза двуглавый орел! Царский герб!
Это и была она. На бланке, оставшемся от царского телеграфа, украшенном царским орлом, была эта телеграмма - сообщение о предстоящей казни Царской Семьи. Что это - опять ирония Истории или ирония людей?!
В самом верху этой телеграммы на кусочке телеграфной ленты был адрес: "Москва Ленину". Ниже - отметка карандашом: "Принято 16.7.1918 г. в 21 час 22 минуты. Из Петрограда".
Итак, 16 июля в 21 час 22 минуты, то есть до расстрела Романовых, пришла в Москву эта телеграмма.
Телеграмма шла длинным путем. Ее отправили из Екатеринбурга "Свердлову, копия Ленину". Но отправили через Зиновьева, хозяина второй столицы - Петрограда, ближайшего тогда сподвижника Ленина. И уже Зиновьев из Петрограда переправил Ленину екатеринбургскую телеграмму.
Отправили эту телеграмму из Екатеринбурга известный нам Голощекин и некто Сафаров - один из вождей Уралсовета. А вот ее точный текст:
"Москва, Кремль, Свердлову, копия Ленину. Из Екатеринбурга по прямому проводу передают следующее: сообщите в Москву, что условленного с Филипповым суда по военным обстоятельствам... ждать не можем. Если ваше мнение противоположно, сейчас же, вне всякой очереди сообщите. Голощекин, Сафаров. Снеситесь по этому поводу сами с Екатеринбургом".
И подпись - Зиновьев.

Зная, что "товарищ Филипп" - партийная кличка Голощекина, легко понять условный язык этой телеграммы, присланной за считанные часы до расстрела Царской Семьи. "Условленный с Филипповым суд" - так не без лукавства шифруется условленная с Голощекиным казнь Романовых. (Николая собирались судить, но истинно революционный суд над тираном - это и есть казнь тирана.)
"Военные обстоятельства" - безнадежное положение Екатеринбурга: со дня на день город должен был пасть.

Итак, содержание телеграммы: через Зиновьева екатеринбургский Уралсовет сообщает в Москву Свердлову и Ленину, что условленная с Голощекиным казнь Царской Семьи не терпит более отлагательств ввиду ухудшившегося военного положения Екатеринбурга и близкой сдачи города. Но если у Москвы есть возражения, они просят немедленно им сообщить.
После этой телеграммы о миссии Голощекина в Москве можно говорить определенно: он обсуждал вопрос о судьбе Екатеринбурга и условился о казни Семьи.

ДВОЕ СТАРЫХ ДРУЗЕЙ

Но в телеграмме упомянуты еще двое, сыгравшие, видимо, немалую роль в участи Царской Семьи... Фотография Президиума Уралсовета: рядом с Голощекиным и Белобородовым стоит типичный интеллигент в очках, так не сочетающихся с его удалой папахой. Это и есть Сафаров - член Президиума и товарищ председателя Совета. Подпись этого очкастого интеллигента - на самых кровавых телеграммах Уралсовета...
Сафаров Георгий Иванович, сын инженера, 1891 года рождения. У него была типичная биография "образованного марксиста": ссылки, эмиграция в Швейцарию... Именно в это время рядом с Сафаровым возникает могущественнейший Григорий Зиновьев - фигура, следующая сразу за Лениным и Троцким в большевистской иерархии.
Они сблизились в Швейцарии. Зиновьев познакомил его с Лениным. Сразу после Февральской революции благодаря Зиновьеву Георгий Иванович прибыл в Петроград вместе с Лениным в том самом знаменитом "пломбированном вагоне".
Но вот победил Октябрь: с сентября 1917-го Сафаров - "товарищ председателя Уралсовета". И действия Сафарова в Екатеринбурге так напоминают действия его кумира Зиновьева в Петрограде...
В окруженном белыми Петрограде Зиновьев вводит институт заложников. В ответ на наступление белых вместе с прибывшим в Петроград Сталиным он устроил кровавую вакханалию: ночные расстрелы заложников - белых офицеров, священников и прочих "бывших". В 1919 году еще один кровавый ответ Зиновьева - за убийство в Берлине немецких коммунистов Карла Либкнехта и Розы Люксембург в Петропавловской крепости казнены заложники: четверо великих князей - Николай и Георгий Михайловичи, Павел Александрович и Дмитрий Константинович Романовы. Кстати, вскоре после этой акции международной солидарности Ленин рекомендует Зиновьева руководить Коминтерном.
И, конечно же, с самого начала Зиновьев поддерживает идею уральцев - расстрелять Романовых. Согласно его логике, таков и должен быть ответ на наступление белых на Екатеринбург. И еще: он не хочет суда, он ненавидит Троцкого. "Партия давно хочет набить морду Троцкому", - мило написал этот образованный марксист о своем сопернике в борьбе за власть.

Всю жизнь старые друзья были тесно связаны друг с другом. Когда Зиновьев в 1919 году возглавил Коминтерн, он берет к себе заведующим отделом своего друга Г.И. Сафарова. После смерти Ленина глава Петрограда Зиновьев укрепляет свой тыл. Верного Сафарова он делает руководителем партийной газеты "Ленинградская правда". И когда Сталин наградил Зиновьева кровавым "пинком в зад", расплатиться пришлось и Сафарову.
Из письма С.И.Пожарского (Ростов-на-Дону):
"В "Огоньке" напечатан ваш материал "Расстрел в Екатеринбурге" и там на фото есть Сафаров. Поскольку вы в материале, то, может быть, сможете сказать мне, что с ним было дальше. Объясняю. В 1941 году, в Саратове в одной камере со мной сидел Сафаров. Весьма примечательная личность. С его слов: был при Ленине то ли секретарем, то ли библиотекарем в эмиграции... был делегатом какого-то съезда партии и редактором газеты. А затем долгие годы был свидетелем почти во всех "делах" 1937-го и т. д. годов. Сообщите два слова: он это или нет, мой сокамерник?"

"УСЛОВЛЕННЫЙ С МОСКВОЙ..."

Итак, Свердлов и Зиновьев - такова в Москве могущественная поддержка уральских якобинцев, мечтавших о расправе над Романовыми. Поддержка при главной встрече Голощекина - встрече с Лениным.
Могло ли не быть этой встречи? Мог ли Голощекин - член ЦК, руководитель гибнущего Урала, где, по словам Ильича, решалась судьба всей большевистской власти, хозяин Царской Семьи - быть не принят Лениным? И то, что в биохронике вождя нет этой встречи, лишь доказывает понятное нежелание, чтобы о ней знали.

Два вопроса, касающихся Царской Семьи, должен был решить Голощекин на этой встрече: первое - условиться, что делать с царем, если Екатеринбург падет... Здесь колебаний не было. Тем более что можно было предъявить миру неоспоримые доказательства "монархического заговора", которые привез Голощекин. И другой вопрос - условиться о Семье.

Из письма Л.Шмидт (Владивосток):
"В журнале "30 дней" (№ 1, 1934 год) Бонч-Бруевич вспоминает слова молодого Ленина, который восторгался удачным ответом революционера Нечаева - главного героя "Бесов" Достоевского... На вопрос: "Кого надо уничтожить из царствующего дома?" - Нечаев дал точный ответ: "Всю Большую Ектению" (молитва за царствующий дом - с перечислением всех его членов. - Авт.). "Да, весь дом Романовых, ведь это же просто, до гениальности!" - восторгался Нечаевым Ленин. "Титан революции", "один из пламенных революционеров" - называл его Ильич".

Убитый император отбрасывал тень мученичества на детей. Алексей и сестры могли тоже стать "живым знаменем". Мог ли не думать об этом тот, кто когда-то оценил "удачный" ответ Нечаева.
Так, приговаривая себя к смерти, Николай приговорил и всю Семью.

Видимо, заодно (ужасно писать это) была определена участь Эллы и всех алапаевских узников. И, конечно же, условились о щекотливом вопросе: как объявить о расстреле. Наверное, тогда уже было решено: официальное сообщение должно касаться только Николая. И родилась эта ужасная формула - кровавый каламбур - "семья эвакуирована в надежное место". Возможно, она принадлежала язвительному Зиновьеву.
Да, расстрел Семьи должен был пока оставаться секретом, но секретом Полишинеля. Троцкий прав: Ленин знал - опасность расправы за кровавое деяние должна была сплотить ряды большевиков в эти ужасные для революции дни.
При этом, предвидя возможный крах, правительство, конечно же, пожелало остаться непричастным к расстрелу. Решение о казни должно было исходить от членов Екатеринбургского Совета. Это было полезно: у казнивших царя уральцев оставалось только два выхода - победа над белыми или смерть.
Но, в отличие от кровавых романтиков Троцкого и Зиновьева, Ленин был прагматиком. Казнь царя и Семьи должна свершиться только в одном случае: если падет Екатеринбург. Иначе Романовы должны были по-прежнему оставаться козырной картой в будущей Игре с великими державами.
Видимо, тогда и был продуман механизм: сигнал к началу казни Семьи не должен был исходить от яростных уральских революционеров. Он должен быть подан извне. Кем? Это мы узнаем позднее.
Таковы должны были быть результаты этой беседы. И Ленин не мог не чувствовать ее исключительность: июль - страшный месяц для революционеров. В июле был когда-то казнен Робеспьер, повешены пятеро декабристов... И вот в июле наступал час возмездия. Сыну того, кто когда-то убил его брата. Вековая охота революционеров за русскими царями заканчивалась...

Видимо, обсуждение участи царя вызвало у Ленина определенные ассоциации. Во всяком случае, в эти дни, когда вокруг все рушилось, он вдруг заинтересовался исполнением "Декрета о снятии памятников в честь царей и их слуг" (9 июля он настойчиво ставит этот вопрос на Совнаркоме).
С удивительным энтузиазмом борется Ленин с каменными изваяниями Романовых.
Из воспоминаний коменданта Кремля П.Малькова:
"А вот это безобразие не убрали... - Ленин указал на памятник, воздвигнутый на месте убийства великого князя Сергея Александровича... Ильич ловко сделал петлю и накинул на памятник. Взялись за дело все, и вскоре памятник был опутан веревками со всех сторон. Ленин, Свердлов, Аванесов... и другие члены ВЦИК и Совнаркома... впряглись в веревки, налегли, дернули, и памятник рухнул на булыжник..." (Фантастическая картина!)
Уже после смерти Ильича традиция продолжится. При уничтожении Вознесенского собора Кремля вскроют саркофаги, разденут останки спеленутых московских цариц и свалят их на телегу. И повезет их лошадка - через древнюю Кремлевскую Ивановскую площадь. На одной телеге - мать и жена Ивана Грозного, жены первых Романовых, мать Петра Великого. Через дыру по доскам спустят их в подвал Судной (!) палаты.
Впрочем, через семьдесят лет начнут сбрасывать с пьедесталов уже памятники Ленину: насмешница-история!

Но вернемся в 1918 год. В Москве заканчивалась мучительная июльская неделя. Голощекин возвращался в Екатеринбург. Ильич уехал за город. Выходные дни он провел в Кунцеве - вместе с женой и сестрой. Он отдыхал.


© Copyright Эдвард Радзинский
© Copyright Издательство "Вагриус"

© Copyright HTML Gatchina3000, 2004





Rambler's Top100